Бесплатно по России
8 800 100-52-14
Санкт-Петербург
8 812 424-35-65
Студия SIKOM TV
8 921 848-80-00

Байки от шефа

Новый год

Однажды перед новым годом, а точнее, в последний рабочий день старого года (31 декабря раньше работали, кстати) мы решили наугощать как можно больше людей.

Дело было году в 93-м, мы тогда арендовали мастерскую на шоссе Революции. Как раз готовился к серийному производству 6-унцовый поп-корн аппарат. Сами мы уже есть кукурузу перестали, сколько можно. Кукурузы (зерна) было много, мало было соли. Раздавая каждому встречному работнику завода-арендодателя 5-литровый пакет с попкорном, мы радовались, как дети. В тот период попкорн у метро еще не существовал. И тут у нас закончилась соль. Побегав по этажам, мы раздобыли какую-то огромную коричневую банку с белым порошком. В ответ на вопрос: «Это соль?» Нам ответили: «Да. Почти!» и всучили эту банку Попкорн получался с этой почти солью еще вкуснее, но в котелке стал появляться какой-то налет. Мы еще мешков 20 раздали.

И наступил Новый год… А потом порошок оказался не солью. Это был поташ. Соль, но слегка другая. Однако никто не пожаловался, наоборот, всем попкорн с поташом понравился больше.

Нержавейка должна быть коричневой!

Очень давно, незадолго до 300-летия Санкт-Петербурга, в 2001 году в Санкт-Петербурге возникла коллизия. В смысле главный архитектор Санкт-Петербурга решил, что нержавейка должна быть коричневой. Точнее, прилавки для уличной торговли всякими там хот-догами, пирожками и прочей шавермой/щаурмой должны иметь красивые коричневые бока со всех сторон. Мы в то время были самым крупным производителем уличных прилавков в России. Комиссия приезжала к нам архитектурная. А прилавки того времени были сплошь – газовые, т.е. с сильным выделением продуктов горения, т.е. бока прилавков были горячими, и не покрасишь в коричневое, и не наклеишь какой-нибудь постер с красивостями. Коллизия, однако. Почему коричневый?

А тут на Манежной площади Питера выставка, и выставили мы каре из 16 моделей уличных прилавков с нержавеющими зеркальными боками, в которых отражается вся гамма коричневого старого Санкт-Петербурга. И обомлел главный архитектор Питера господин Уралов И.Г., разглядывая знакомо-незнакомые отражения особняков Итальянской и Караванной. И стали вдруг наши прилавки коричневыми.

Исчезла коллизия, однако. Потом газовое уличное оборудование все же запретили, ну и принялись обклеивать электрические прилавки всяким разным. А жаль: отражения делают историю. Хотели же на шпиле Петропавловки заменить фигуру ангела на другую, из-за отражения не рискнули.

Как мы первый раз участвовали в выставке

Дело было давно, в прошлом тысячелетии, блин. И решили показать наш пончиковый автомат на выставке «Российский фермер». Это была самая крутая выставка в Питере в то время. Директор питерской «Деловой Руси» любезно согласился представить наш агрегат на своем стенде. Естественно, пончиков автомат не пек, а жаль. К автомату с горячим 180-градусным фритюром фиг притронешься, а так повадился на выставочный стенд «Деловой Руси» какой-то местный с отверткой. Грит: «Я, типа счас тут откручу, гляну, что внутри у ентого автомата. А автомат ваш – ***, кто так делает автоматы?! Автомат пончиковый делать надо совсем не так».

Так три дня и провели мы на стенде, отгоняя Кулибина. Нельзя же так! Мы сами наглели, конечно, при промышленном шпионаже, но не до такой же степени.

Восточная мудрость

Можно не парясь подождать пока

Всякий раз, когда я предлагал отбросить всякий стыд и комплексы и обратиться к «богам» фудиндустрии того времени и предложить, так сказать, наши услуги на предмет продаж ими нашей продукции; мой компаньон меня отговаривал. Мол, не доросли мы пока до их уровня, они вон STAR и GOLD MEDAL торгуют, всякие пончиковые автоматы Bellshaw у них там на полках не залеживаются. А я все переживал и переживал, пока в один прекрасный день к нам в нашу крохотную мастерскую на шоссе Революции не пожаловал Дмитрий Филиппов, он же директор Север Трейда, он же экс-барабанщик легендарных «Мифов».

«А чего бы, – говорит Филиппов, – нам не поторговать вашей продукцией?»

И стали мы тоговать-приторговывать, пока не задело меня обстоятельство нашей питерской местечковости.

«А не поехать ли нам, – говорю компаньону моему, – в стольный град Москву? Чего нам, за спрос не бьют?!»

«Нет, – говорит, – нам и Питера хватит, вон в Москве сколько Север Трейдов, Торговых дизайнов с Русскими проектами и главное, Деловая Русь».

Как вдруг приезжает от « Деловой Руси» Дронов Олег. (Ох, и классный парень, как потом оказалось!) Говорит: «Меня Пономарева Наталья Михайловна к вам прислала. А чего бы, говорит она, нам не поторговать вашей продукцией?» Ну и так далее. А про то, как к нам всякие англосаксы приезжали и прочие европеоиды на тему «А не поторговать ли нам вашей продукцией?» - в другой байке.

Алжирские тюрьмы

Не-не-не! Не сидели и даже не были там ни разу.

А вот они у нас были, заезжали. С деньгами, конечно. Они – это алжирские тюремщики.

Как я уже упоминал, когда-то мы делали очень много моделей уличных прилавков для приготовления пищи: и пирожковые, и хотдоговые, и шашлычные.

Приехали, значит, алжирцы, темные такие, и в мыслях и на глаз, и заказали аж 20 штук нержавеющих прилавков на метро-шасси (колеса поворотные в те года были суперредкостью, мы использовали катки от эскалаторов метро, очень неубиваемые как колеса катки эти были. В столице некоторые по 4 километра тележки каждый день катали к точкам продаж). Оказалось, тюрьмы у них под открытым небом, с навесами. И еду заключенным будут развозить на наших прилавках. Сделали мы 20 штук, продали в Алжир.

Как они их затамаживали, не знаем, мы к этой процедуре тогда отношений не имели. Может, кто бывал в Алжире и видел их? В смысле прилавки.

Вертолет президента

Однажды нам посчастливилось сделать для вертолета президента две детали из нержавеющего листа, разумеется, наилучшего качества, куда же на воздушное судно без него. Ну, правда, для Константиновского дворца тоже какие-то детали делали, но это все чистой воды субконтрактинг.

Ага. А однажды к нам приехал интересный предприниматель нидерландский, он в основном фруктами-ягодами Европу обеспечивал в холодное время года. Типа «Боинг 747» клубники из Новой Зеландии в Амстердам на Новый год – боинг это его, да.

Только приехал он с мыслью законнектиться с нами на предмет дилерства по грилям. От таких перспектив подарил я ему самый небольшой из всех 8-курный карусельный гриль. Как он его в Роттердам отвез, он не рассказывал, однако через пару месяцев нагрянул обратно с более серьезными намерениями. Придумал сайт, «Грильтехник» по-русски назывался, и придумал легенду создания завода Сиком: типа отцы-основатели строили не то что детали для вертолета президента РФ, а целую Международную Космическую Станцию. Сразу откровенно: ни одной детали для МКС мы не делали. И все на нидерландском ихнем языке, в смысле голландском. Сертификацию какую-то там нашей продукции провел и все такое. Начали работать, вроде все хорошо. Завертелось-закружилось, головы наши тоже слегка.

Не выдержал только голландец, все-таки менять профиль в 65 лет с клубники на курочек не каждому молодому по силам. На самом деле, все прервалось по совсем другой причине, к сожалению, грустной для семьи нашего партнера. А так только самые светлые воспоминания о нем.

Петербургеры. Часть 2.

А то все гамбургеры и прочие ……

Ну, мы стали забывать об этой технологии, хотя и делали попытки изготовления электродов из чего-нибудь нейтрального, невредного. Однако кроме чистого графита ничего на ум не шло. А предлагать угольные портативные электрохлебницы – это не маркетинг, считали мы. Хотя всё-таки с этой идеей в Псков на один из заводов съездили, искали они, значит, идеи, конверсией хотели заняться.

Звонок.

– Здравствуйте! Вы точно умеете хлеб делать бестемпературным способом?

– Ну, знаем эту технологию.

– А что – и показать сможете?

– А чего ж не показать! А кому и где?

И называют адрес до боли знакомый, только два верхних этажа этой точки были закрыты, там никого не селили, потому что с такой высоты открывались всякие интересные виды на то, что находится за забором. А нас пригласили именно на эти этажи.

Встречают, все важные, солидные и почему-то волнуются. А главный у них некий Смирнов (потом он еще водку пытался делать, типа он именно и есть потомок именно того СМИРНОГО).

Замесили, цилиндрический хлеб испекли. И нас спрашивают: у кого и как вы наши секреты украли??? В смысле, говорю, какие секреты? А они: вы украли нашу идею ПЕТЕРБУРГЕРОВ НА НЕВЕ… Одним словом, они пытались создать отечественную сеть быстрого питания, типа НУИХНАФИКСОСВОИМИГАМБУРГЕРАМИ, мы сделаем свое. Концепт представлял пресс-электроконтактную настольную установку для производства ПРЯМОУГОЛЬНОЙ МЯСНОЙ КОТЛЕТЫ, ПРЯМОУГОЛЬНОЙ ОВОЩНОЙ КОТЛЕТЫ. А вот установку для прямоугольного хлеба они сделать не смогли. Читали или слышали, что через фарш мясной или овощной ток проходит, а вот о выпечке хлеба не дочитали. Не хватило терпения, наверное.

Я им: мол, все это фигня, не получится. И прямоугольные петербургеры – не в масть, за великий город обидно!

Выпустили они акции, распродали их. Потом еще одна эмиссия случилась, акций много тогда ходило в стране. Так и загнулись петербургеры на Неве от господина Смирнова. А хлеб мы потом пекли, и много, но уже нормальным термическим образом с конвекцией.

А о виде с запрещенных этажей? Ничего особенного мы с такой высоты и не увидели, может, потому что за забором этим проработали много лет и глаз замылился?

Петербургеры. Часть 1.

А то все гамбургеры и прочие …

В самом начале 90-х, когда мы еще не обладали состоявшимся взглядом на свое будущее и пробовали себя в разном: то создавали сборочную линию для шприцевого производства, то для систем переливания крови, бесфундаментную пилораму, станки для гиперпрессования земляных блоков и прочее, появилась бессмертная идея.

Дело в том, что когда долго сидишь в публичке, хочешь-не хочешь, а обедать хочется автоматически. А когда видишь, что доктора наук в буфете питерской публички берут как Буратино по 4 корочки хлеба и стакан чая – ужас, как хочется есть.

И вычитали мы читальном зале, что у НАС, в СССР, еще ДО ВОЙНЫ придумали способ выпечки хлеба. Электроконтактный способ. Когда электрические 220 вольт и 50 герц пропускают через тесто, то оно, тесто, превращается в хлебный мякиш. В тот же день замесили, пропустили ток, и съели мякиш. Мякиш как мякиш. Плохо, что без корочки.

Сделали две установки: одна размером с телефонный аппарат, для кирпичика хлеба 0,5 кг и с галогеновой 500-ватной лампой для изготовления хрустящей корочки, другая, как кастрюлька, для выпечки цилиндрического батона такой же массы. Цилиндрический хлеб мне больше нравился. Диаметр специально сделали для колбасного соответствия. Маркетинг, блин!

На самом деле цилиндрический бутерброд – это вещь! Но радоваться пришлось недолго. В публичке наш энтузиазм растворился. В 1956 году на одном из экспериментальных хлебозаводах попробовали внедрить электроконтакную технологию для расстойки теста. И запретили! Напрочь! Насовсем! Шел ионный перенос вещества электродов в тесто, грубо говоря, СЭС все отменил. Больше в публичке об этом ничего не было.

Но не все об этом знали, некоторые не дочитали до 56 года, но об этом в Ч.2

Сертификат

В 93 году ни у нас в России, ни во Франции, сертификатов не было. Да, Санэпидемстанция была, а органов по сертификации не было, совсем.

А мы попкорн аппарат сделали, продавать ведь надо, предприниматели вообще выли, ожидая очереди в покупке наших изделий N1. И решили мы типа сертифицировать наш попкорн аппарат в СЭС (Санэпидемстанции), значит.

Прихожу с аппаратом под мышкой и попкорном с кокосовым маслицем, ставлю перед офигевшими от неопределенности чиновницами и выдаю несколько порций попкорна из американского зерна. Тетеньки остались очень довольны. Документы были в полном порядке. Так мы получили ГИГИЕНИЧЕСКОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ на нашу продукцию первыми в Санкт-Петербурге. На петербуржском радио даже нас похвалили: мол, Северная инженерная компания (СИКОМ) первая.

С тех пор мы стали сертифицировать абсолютно всю продукцию в Питерском СЭС и Ростест, что-то в Чехии, Голландии и Германии, но, главное – в Финляндии. Но это уже исключительно для экспорта.

СССР

Да, мы знали, где делаются в соцстранах овощные консервы «Глобус» или автобусы «Икарус». А знаете ли вы, где делались складные сервировочные тележки? А вот где.

В 1999 году мы арендовали производственный объект на одном из многочисленных судостроительных заводов Санкт-Петербурга. И оказалось, что именно в этом цехе N5 и производились чудо сервировочные мечты любой среднестатистической квартиры или комнаты необъятного Советского Союза с соцстранами. Разделение труда и госплан, знаете ли. И прессы гигантские, которые бабахали эти самые складные полочки, и автоматизированный склад-робот хранения и выдачи комплектующих этик сервировочных столиков, все стояло и не работало. Потом прессы продали, а цех тот все еще смотрит пустыми глазницами на Малую Неву.

Да, а рожковые кофемашины в СССР были венгерского производства. Венгерцы приезжали к нам, в плане «может, посотрудничаем?» После развала Союза никому эти кофемашины больше не сгодились, завод разорился.

Шаурма-Глобус

В то далекое время шаурму-шаверму делали в любом гараже. Имею в виду аппарат для производства этого блюда.

Но апофеозом конструирования и технологичности стала установка для производства шаурмы в городе Сочи.

Заканчивался 20-й век. Сочи. На рынке вижу, стоит мрачного вида кавказской наружности мужчина, стоит в ряд с торговцами всего чего попало и на перевернутой деревянной таре перед ним стоит шаурма-глобус. В смысле установка для шаурмы изготовлена из пустой железной банки из-под овощных консервов «Глобус».

ТЭН какой-то воткнут, греет вроде, но главным было не это: размер вертела и того, что было на вертеле (мясо какое-то все же было) кавказца вгоняло в шок, голодный шок. Кусок мяса был меньше его кулака.

Фотографировать я постеснялся, все-таки питерские мы, жаль беднягу.

«Улицы разбитых фонарей»

Этот сериал стал одним из первых глотков свободы, нашу жизнь стали показывать без прикрас, разве что с юмором и иронией.

Как раз в это самое время одними из самых успешных наших изделий стали передвижные прилавки для уличной торговли пирожками, хот догами и прочим. Возле каждой станции метро в Санкт-Петербурге (вообще-то и в Москве, но речь о сериале, а он – питерский) стояло по нескольку штук. Торговля шла бойко, прилавки приятно оживляли серые будни Питера своими нержавеющими боками. Запахи манили. Вероятно, манили они и весь состав съемочной группы. Практически в каждой серии действие происходило возле входов в метро. А надо сказать, что в каждом уличном прилавке размещался 12-литровый газовый баллон питерского же производства. И в каждой серии наши прилавки смотрелись очень. Но …

Съемочная группа не справилась с идеей взорвать какой-нибудь прилавок при перестрелке, эффект украсил бы сериал несомненно, но то ли сценарий отредактировали, то ли настоящая милиция запретила. А как классно смотрелся бы Дукалис, постреливающий в бандитов из-за сверкающего нержавейкой уличного пирожкового прилавка, периодически надкусывая качественно подогретый пирожок.

Стаканов

Как вы яхту назовёте …

К людям это тоже относится. Имя там, например, Константин, значит «постоянный» и прочее. Но фамилия?

Когда мы в первый раз подали объявление о вакансиях в нашей тогда еще мастерской, то принимали по 200 звонков в день. Желающих было очень много, а телефонный аппарат один, а нас двое.

Смотрю, мой напарник, сняв трубку, сделал круглые глаза и с задержкой спросил:

– Как?

Пауза.

– Стаканов?

Пауза.

– Ну, что же Вы так?

Как ни странно, все остальное было в порядке: разряд, трудовая и прочее. Приняли его на работу. А потом уволили. Оказалось полное яхтенное соответствие. Больше мы на такое не разводились. 

Штангенциркуль

Когда мы начали продавать ручные дозаторы для пончиков (году этак в 1994), произошел первый курьезный случай «наезда» бандитов.

Приезжает к нам без предварительного звонка одна дама из Малой Вишеры (это между Питером и Москвой, точнее, между Питером и Бологим). Солидная такая дама, и говорит, мол, дескать, пончиковый дозатор у вас неработоспособный, неправильный такой дозатор у вас (а это точная копия дозатора тип К от Bellshaw, между прочим, была). Отдавайте обратно мои денежки и все такое, неустойка и прочее.

А где дозатор-то, спрашиваю?

Нет, говорит его, выбросила, такой неисправный, что и везти его до Питера не нанималась.

А в чем неисправность, спрашиваю?

А, говорит, пончики получаются не концентрическими, я пончики штангенциркулем меряла, они не концентрические. А я преподаватель физики в школе и знаю, какие они должны быть. Так что гоните мои денежки, а то в следующий раз я с сыном приеду, он как раз с такими, как вы, умеет разбираться.

Денежек мы не отдали, естественно. К нам больше так никто и не приехал. А что до пончиков, то у нас ведущим конструктором позже работал Сергей Коротин, он атлетичный такой, большой. Так вот когда он нажимал на поршень ручного пончикового дозатора, пончики получались не просто «неконцентрическими», а «восьмерками», вот какой силы был человек. Талантливый, работящий, жаль что ушел.

Утилизация по-фински.

За морем телушка – полушка, да рубль перевоз.

В смысле много лет назад мы сертифицировали нашу продукцию в ЕС, для этого выбрали Финляндию, самую чистоплотную (не коррумпированную и уважаемую) страну ЕС.

Совсем по- взрослому отвез я наш пончиковый легендарный автомат ПРФ-11/900 в Хельсинки. Грузовая таможня в Торфяновке, все дела. Дальнобойщики меня за своего сразу приняли: всех внимательно слушаю, киваю сочувственно-понимающе. Одним словом, в Хельсинках при испытаниях нашего ПРФа его разделали под орех, то есть при проведении испытаний разрушили его. Ну а где вы видели, чтобы после краш-тестов уцелел хотя бы один автомобиль? А тут какой-то пончиковый автомат. Ну и что, если его комплектующие из США, Германии и Италии. Одним словом, привели ПРФ в негодность, а ведь испытания еще не закончились. Необходимо провести испытания на электромагнитную совместимость и прочее. Чтобы можно спокойно всяким пиндосовским АНБ подслушивать мобильники без помех, которые русский АВТОМАТ может создать. И вдруг мы его ХАКНУЛИ?

Пришлось подвозить еще два ПРФа на растерзание финнам. Всё! Испытали всё, что можно. Результаты великолепны: не ХАКНУЛИ мы ПРФ, можем экспортировать автоматы в ЕС сколько хотим. И тут возникла проблема.

Мы его вывезли из РФ для испытаний, т.е. безвозвратно, и вывезли не один, а три ПРФа. А обратно как ввезти, если после испытаний у наших автоматов все потроха в неисправностях, наружу торчат, как после ДТП? Финны говорят – утилизация! И стоит как сертификация, ну почти, т.е. очень дорого. И деньги! Неофициально, то есть наличными, правда, через банк, требуют.

Счас! Погрузили мы наши потроха автоматные (три разваленных ПРФа) в машину и поехали в родную сторону. В каком месте ЕС-территории я утилизировал все это богатство, не скажу, отмечу лишь, что было темно и безлюдно. Контейнер был глубокий, никто ничего не увидел. Все шильдики были предварительно безжалостно содраны.

Елисеевский магазин

Елисеевский магазин есть и в Питере.

Познакомились мы с ними, с елисеевцами (на самом деле, шайка-лейка «Север-Метрополь») году эдак в 94-м. Попросили они восстановить два огромных 12-унцовых американских поп-корн аппарата. Мы же к тому времени попкорн десятками в месяц продавали. Но американцы были красавцами, конечно, по сравнению с нашими 6-унцовиками, котелок которых мы делали из кастрюлек Невского машиностроительного завода.

Упрашивали елисеевцы нас и уговорили-таки. А у американских этих аппаратов пара конических зубчатых колес привода мешалки истерлась напрочь. Пришлось нам полностью менять весь привод. Ну вот. А потом мы целый месяц уговаривали и упрашивали, в общем, унижались, чтобы нам денежки заплатили. Таки заплатили, что удивительно. Тогда многих кидали. С тех пор мы с «Севером- Метрополем» не дружим и не общаемся. Чего и всем советуем.

Уэльс - не Англия

В смысле валлийцы не говорят – Уэльс це Европа, но …

Как я уже писал, в конце 90-х завязалось у нас многолетнее сотрудничество с одним валлийским заводом – фирмой «МОНО» (ведущий производитель пекарского оборудования в Британии). Интересные ребята, очень.

В UK рассказывают анекдоты про шотландцев да немного про ирландцев, но тех побаиваются чутка, мало ли. А вот про валлийцев нет анекдотов. И язык валлийский совсем-совсем не похож на английский, да и этнически они совсем не англо-саксы, на острова пришли задолго до последних. Все у них Джонсы по фамилии практически, взять хотя бы владельца «МОНО» – Джонс, Вин Джонс. А самая красивая валлийка, я бы сказал, самая красивая британка, Кэтрин Зета и та тоже Джонс.

Идем мы с Вином Джонсом по цехам его предприятия. Замечаю отечественным ответственным глазом: вот тут сварщик ТИГ сварки косячит, а вот тут гибщик халтуру, брачок допускает. Смотрю, а мои наблюдения не ускользают от внимания Вина Джонса отстает он от меня, втыкает провинившимся, те краснеют вместе со своим руководителем. А потом все просто объяснил сам Джонс: у сварщика мама с моей (Джонса) мамой в приятельстве уже 50 лет, а гибщик – сын соседки. И алкоголики-прогульщики есть. И никого не уволишь вовсе не из-за профсоюзов. И сам городок Суонси совсем не Кардиф, это сейчас в премьер-лиге футбольная команда из Суонси.

Тут и понял я, почему анекдотов про валлийцев у англичан нет: боятся их англичане, может, не как русских, но боятся. Может, все-таки, как и с украинцами мы один народ?

Руслан и Людмила

Пушкинские, конечно.

Александр Сергеевич – наше все, это факт фактический. Однако не все же, что он потом в стихи превращал, ему няня рассказывала. Вот что его натолкнуло на говорящую голову богатыря? Такое и присниться вряд ли могло в то далекое время. А вот я видел эту голову богатыря воочию. В смысле не говорящую, естественно, а вовсе даже поражающую воображение, правда, каменную.

Дело было в начале 80-х годов прошлого века, когда наш небольшой коллектив комсомольско-профсоюзных студентов Военмеха* повез капраз** товарищ Петров на экскурсию в Кронштадт на военно-морскую базу ВМФ СССР. Тогда в Кронштадт ходили зимой только паромы из города Ломоносов. Ну и после Кронштадта зарулили мы в какой-то парк с дворцом (раньше все дворцы были каким-нибудь балластом НИИ или складом). И вот за дворцом этим и была эта гранитная огромная голова, по усы вросшая в землю на склоне оврага. Сделана голова сильно качественно, с какими-то портретными особенностями даже. Так что по версии капраза Петрова Пушкин и ввел в свою поэму такой образ былинный, впечатлившись во время какого-то бала. Вышел подышать, отошел чутка вниз за дворец, и тут, бац! Голова богатырская его, Пушкина, наблюдает. 

Точное место головы: Сергиевский садово-парковый ансамбль Петергофа, западнее дворца Лейхтенбергских, в овраге, у речки Кристательки находится вросшая в землю чудо-голова, высеченная из огромного валуна, под названием «Старик» или «Адамова голова». Официальная версия. Появилась голова, по историческим записям, в 1800 году, при тогдашнем владельце – Сергее Румянцеве (потомке сподвижника Петра I – Александра Румянцева). Монумент выполнен по проекту архитектора Ф.Броуэра, работавшего на рубеже XVII-XVIII веков в Петербурге.
А капраз Петров был очень хорошим мужиком. Во-первых, Военно-морской музей ленинградский часто прибегал к помощи Петрова (картотека у него была на все корабли и суда ВМФ знатная, главное увлечение было), показал нам и Кронштадт, и голову богатырскую. И во время израильско-арабского недоразумения в начале 70-х годов во время разминирования Красного моря капитан-лейтенант Петров, командуя советским тральщиком, не смог больше терпеть глумления некого  F4, ну и, короче…  Был переведен с повышением и с орденом.

*Военмех – один их лучших питерских вузов – Балтийский государственный  технический университет.

** Для тех, кто к морю отношения не имеет, поясним: капраз – капитан 1-го ранга.

Таможня дает добро

В 99 году я, набравшись наглости, взял да и провез пончиковый автомат ПРФ-11/900. И не куда-нибудь, а в Англию, в смысле в UK.

Таможенник в Пулково прям опешил, вызвал подкрепление. Все стали пытаться не пропустить меня на «Бритиш Эйрвейс».  Уперся я, грю: типа хотим в Англиях закрепиться, завалить их нашей суперпродукцией, мол, мы впереди и прочее. Таможеники восхищенно кивали, но сомнения их одолевали недетские. Засунули с трудом коробку с ПРФом в туннель интроскопа с целью посмотреть, а что там, в коробке, на самом деле. Картинка на мониторе была восхитительной: причудливая геометрия пересечений плавных линий алюминиевых деталей с резко-очерченными нержавеющими деталями сразила таможенников наповал. НАШ! ПОНЧИКОВЫЙ АВТОМАТ! В АНГЛИЮ?! ПАРАМ-ПАРАМ!!! ДАЕШЬ!!! И пропустили  ПРФ как личный багаж.

В Гатвике (что в Лондоне, естественно) ихние таможенники вообще, встретив и просветив коробку с таким офигительно красивым содержимым, увезли его куда-то на задворки. Отдали только после подробных объяснений, и только после того, как узнали, куда и кому я эту коробку везу. А вез ее я на завод «МОНО», в Уэльс, господину Вину Джонсу. И когда я произнес эту фамилию, таможенники растаяли, грят, типа у них там все Джонсы в Уэльсе, значит, так что вези.

А еще при СССР вез я в Волгоград гидротрансформатор для БМД.
Вот уж какой он красивый был при просвечивании интроскопом! Картина маслом!
А то все сумки да чемоданы всякие с барахлом.

Блинный автомат на Украину

Ключевое слово – автомат.

Пару лет назад настояли наши украинские заказчики на прямом экспорте блинного автомата.

В город Сумы, кажется, автомат таки уехал. Обычно белорусы в этом сильно помогают, а тут напрямую, значит.

Ох, и тяжкая это работа – бегемота тащить …

Одним словом, на Украине конечному покупателю пришлось сильно и долго побегать с таможенной очисткой: «Как так, у агрессора автомат какой-то купили? Не давать пользоваться!»

Больше месяца бегали.

А потом мы побегали: «Как так, на Украину автоматы экспортируете?» Срок беготни тот же.

Вывод – мы есть один народ!

Британия

Звонок телефонный, в трубке мужской голос на каком-то неправильном, но русском языке с акцентом спрашивает:

– Вы тут пончиковые дозаторы делаете?

– Да, – отвечаю на чистейшем русском, – делаем.

Он:

– Мы бы хотели посмотреть …

А у нас в квартире газ … то есть мы в то время арендовали цех в одном почтовом ящике на Петроградской стороне, окна на Лопухинский сад, телевидение в двухстах метрах. И туда иностранцев – боже упаси! А это были именно иностранцы, а год был еще 1998.

Одним словом, провели к нам по-тихому иностранцев. Оказалось, это владелец известного не только всем в Европе/мире, но и нам завода Mono Equipment в Уэльсе, господин Вин Джонс. Мы ни в каких выставках тогда еще не участвовали, как они о нас узнали? Оказалось, они в Москве увидели злопамятный пончиковый дозатор Д-3, который мы полностью повторили с американского дозатора тип «К» от Bellshaw. А это был стенд Деловой Руси. Москвичи, надо им отдать должное, не выдали тайну происхождения товара. Только сказали, мол, это продукция нашего завода, то есть завода Деловой Руси, но телефон мы вам не дадим. Так и не дали нашего телефона британцам. Последние полгода искали наши координаты, и нашли-таки!

А дозатор-то мы честно повторили: действие всех патентов истекло лет сто назад.

Одним словом, британцы были уверены, что мы не сами их производим, а покупаем и наклеиваем свои шильдики. Когда мы показали весь техпроцесс, их постиг шок. Почему-то все за рубежом считают, что кроме ракет мы ничего делать не умеем. Те же бразильцы, поставщики оборудования для Деловой Руси, производящие свои изделия под навесом без стен (жарко или денег нет), тоже считали, что мы грили куриные сделать не сумеем.

Оказалось, британцы затариваются в штатах, а у нас то же самое, но дешевле-дешевле. Подарил Вину Джонсу на память один дозатор. Так началось многолетнее сотрудничество между нашими заводами – Mono и SIKOM.

Как мы продали в Африку контейнер куриных грилей

На самом деле, продали мы первый контейнер грилей не в Африку, а в Британию.

Сильно интересно было в то далекое время британцам общаться с нами. Ну как же, ракеты, танки и все такое делаем. Но то, что мы еще грили всякие делать умеем и пончиковые автоматы не хуже всяких там Роллер грилей (Roller Grill) и Бельшау (Belshaw). Купили, значит, британцы у нас целый контейнер грилей, ходят все в Англиях восхищаются и опасаются: хоть и гражданская продукция эти грили, а вдруг выстрелит. Одним словом, продали они весь этот контейнер – не помню уже, сколько штук в нем было, –   в какую-то центральноафриканскую страну под собственной торговой маркой. Потом еще во всех газетах британских на этой классной сделке местные журналисты сенсацию сделали.

А мы и не знали, что в Африке курочки есть. Крокодилы всякие там, «пальмы, баобабы, и жена французского посла»… Точно, в Сенегале это случилось! А ведь нашему любимому Александру Городницкому в марте 85 исполнилось. Эх, не смог попасть на его юбилей в «Гнездо глухаря»...

Мыть или не мыть?

В том смысле, мыть гриль куриный или нет… а зачем мыть, завтра все одно испачкается?

Раньше как оно было? Покупал частник (предприниматель) гриль, жарил в нем курочек, мыл, лелеял кормильца и все такое. А сейчас – ритейловые сети сотнями, тысячами покупают грили и размещают их в своих супер-, гипер- и прочих маркетах. Иногда моют, иногда нет. Да, это если они купили, скажем, современные модели с конвекцией типа МК-7 или МК-16.16, где есть возможность автоматического отпаривания следов жарки. Но обычные карусельные и самые массовые грили такой возможности не предоставляют.

А наш голландский партнер Grilltеchnics (тот, кто про нас писал, что, мол, мы участвовали в создании международной космической станции) поступал в своей Голландии просто: пшикал перед работой гриля из аэрозольного баллончика жидким силиконом на все внутренние поверхности. И гриль после жарки очищался на раз. Оказывается, в Голландии очень популярно брать напрокат куриные карусельные грили на уикэнд. И у них обработка силиконом общепринята. И стоит силиконовый баллончик весьма прилично. Голландец даже собирался закупать в России наши дешевые силиконовые автомобильные баллончики.
Так что грили мыть можно. Всем рекомендуем.

 

Картофельные пончики
Это вкусно даже без пива!

Идея появилась очень давно, году так в 95-м. Вижу как-то рецепт домашнего картофеля «Дофине». Типа: добавьте в картофельное пюре немного крахмала, сливочного масла и всяких приятностей, а потом столовой ложкой раз – и в разогретый фритюр. Получится картофель дофине.

Ну, думаю, ложкой каждый может, а вот дофине в виде пончика – это вряд ли. Взял я один из самых первых пончиковых ручных дозаторов нашего производства и приготовил картофель дофине в виде пончиков.
Бли-ин! В смысле, как вкусно! Под совершенно коричневой приятной тонкой корочкой нежнейшее желтое картофельное пюре. Тут бы соус какой грибной или еще чего позапотевшей?! А вообще все наши пончиковые автоматы и полуавтоматы имеют возможность приготовления картофельных пончиков. И когда на заводе какие-нибудь мастер-классы проходят, картофельные пончики всегда разлетаются на раз. По крайней мере, такой пончик на гвоздик над станком не вешал никто, хотя станков предостаточно.

Олимпиада в Сочи

Два года мы не имели права говорить о своем участии в ней. Прошло четыре – рассказываю.

Вышел на нас, на наш завод, оргкомитет Олимпиады 2014. «Лучше всех хотим провести Олимпиаду, – говорят, – чем можете помочь?» Мол, нужно нам, говорят, что-то такое, чего ни у кого (из организаторов предыдущих) не было. Мы же в теме. «Конечно, – говорим. – А давайте всех потчевать нашим гигантским разнообразием вкусным!» И выдаем им наше согласие.

Ну, тут работа завертелась, закрутилась. То они к нам, то мы к ним в столицу. Решили создать гибкий мобильный стрит-комплекс на базе обитаемых киосков на шасси, но с возможностью развозки киосков на места проведения соревнований грузовиком с аппарелью. Спроектировали киоски для пончиков, для блинов, для хот-догов, для сладких вафель, для горячих супов, для плова, для курочек гриль и прочего. Изготовили несколько штук, все красивые: что-то блестящее, что-то в принтах олимпийских объектов. Согласовали наполнение киосков этих, все новое, надежное (это я про оборудование, прошедшее климатические испытания в морозильной камере). А как же? В Красной Поляне, чай, не Сочи, температура в горах-то минусовая. А организаторы не лохи какие, спрашивают: а куда, мол, утилизировать фритюры отработанные всякие и техническую воду после ежедневной санобработки. Сообщаем им, чтобы не было сомнений, мол, приедут прямо на объект и заберут фритюры эти грязные, еще и деньги заплатят. А как вы думали? Из фритюров этих всякое полезное можно сделать.

С киосками нашими ряд компаний в тендерах участвовал. Сначала отменили первый тендер, вернее, результаты. Потом результаты второго тендера. А в итоге в тендере третьем (которого по факту и не было) победила какая-то местная сочинская тетенька, расставив на спортивных объектах самой лучшей Олимпиады современности какие-то фанерные сарайчики. Ну, были в этих сараях наши пончиковые и блинные автоматы. Но мы должны были молчать два года! Почему только сейчас пишу про это? Обидно, россияне, за Олимпиаду, за Россию, за оргкомитет, ну и за себя любимых, а как же.

О гастрите и пирамидах.

Египетских, разумеется. 

При чем тут пирамиды, спросите? Отвечу: гастрит, его угроза.

 Нашли там в какой-то усыпальнице Рамзеса или еще кого кусок сыра. Ну, мало ли, положили тогда ему на дорожку корзинку со снедью на всякий. Не съел, видать, за тыщи лет. А тут пес  какой-то экспедиционный или из местных взял и слопал реквизит, значит. Слопал и облизнулся в надежде, вдруг в корзинке еще что завалялось, не съеденное фараоном. Гастрита не было, все нормально с песиком. 

 Вот и у нас на заводе с гастритом все в порядке. Где-то в конце 90-х не помню кто повесил на гвоздик в цеху над одним из станков пончик. Мы тогда, экспериментируя, много их пекли. Где-то через  год устроился к нам на завод токарем Женя Ключников. И съел он этот забытый мумифицированный пончик. Гастрита не случилось, все нормально с Женей. Потом он ещё 20 лет у нас отработал, хороший был специалист. Жаль, что уволился

Изделие N1.

В том смысле, что это изделие N1 нашего производства.

Когда-то только в Санкт-Петербурге было четыре мастерских, которые производили установки для попкорна, и целых семь мастерских, которые клепали установки для сахарной ваты. Самый первый попкорн аппарат мы делали целый месяц. Прототипом стал американский попкорн, работающий в Питере в булочной у Пяти углов. Привод мешалки сделали из моторчика от проигрывателя пластинок, редуктор взяли от мотора-редуктора РД-09. А котелок пристроили от кастрюли «Невского машиностроительного завода». За первый аппарат + документация «Как разбогатеть, как Довгань» мы получили кучу денег: купили наш первый PC 286 (аж 40 мегабайт) и матричный принтер формата А3. Документация Довгань представляла полный пакет ЧТД ЧИПСОВОЙ ЛИНИИ нашей конструкции.

* Кто помнит, Довгань, по легенде, разбогател, продав первый экземпляр чипсовой линии собственного производства. На вырученные деньги он изготовил еще 10 чипсовых линий и … разбогател. Мы попробовали, не вышло. Универсальнаякартофелерезка до сих пор на складе бронзовеет. :)

А изделие N1, нам потом предлагали выкупить в музей завода. Жаль, что пока мы его не открыли, видимо, еще рановато. Потом мы сделали очень много попкорн-аппаратов, стали ведущим предприятием в Питере. Пока какой-то (уже не помню, какой именно) алтайский госзавод не выкинул на рынок несколько сотен аппаратов для попкорна, изготовленных совершенно бесплатно по какой-то там конверсии. Рынок попкорн-аппаратов в один миг загнулся. А мы – нет, ведь у нас в серии уже было Изделие N2.

Sikom-lokomotiv

Паровоз в Берлин

Паровоз был почти на 100% российским.

Не в смысле, приобретенным у американцев по лендлизу, а самым что ни на есть нержавеюще российским, но с толикой комплектующих, произведенных в ЕС и даже в «самих США». Правда, паровоз мог крутить колеса только вхолостую, а сам он был всего лишь пончиковым автоматом в виде паровоза длиной два метра. Нет, пончики он, конечно, делал, но он мог и пыхтеть, и гудеть, как настоящий паровоз. Труба, тендер, метельник – всё как надо, всё было при нем. Но он не ехал. Однако на первой своей выставке стал вполне знаменитостью.

Приходит, значит, одна тетенька такая к нам на стенд и говорит: хочу, мол, такого красавца себе на кухню. А паровоз у нас был в то время первенцем, единственным украшением стенда, так сказать, как шестиметровый Горбатый («Запорожец») в московской компании Деловая Русь. Одним словом, мы тогда не думали его продавать.

– Нет, – говорю, – на кухню он не влезет, все-таки два метра.
– Это на твою не влезет, – сказала тетенька, наградив меня таким взглядом, что я был готов расстаться с чудом инженерной мысли почти даром.
А потом паровоз уехал, а потом второй аж до самого города Берлина. И там они стояли и работали на железнодорожном вокзале на Александерплац.
Пончики пекли, разумеется.